История Красноселки.

29.01.2016    1379 0
История Красноселки.

Часть 4

В 1871-м году немецкие колонисты были переведены в разряд поселян-собственников, но, чтобы вступить в права собственника-единоличника надельной земли, они должны были выкупить её у государства. А уже с 1874-го года на немцев стала распространяться всеобщая воинская повинность.

Село Гильдендорф, как и все бывшие (бывшие в юридическом смысле) немецкие колонии, было переведено в общее административное управление. Поселение, составлявшее отдельную волость, продолжало входить в Одесский уезд Херсонской губернии, который был разделён на 4 стана и два надзирательства. Гильдендорфская волость попала в состав 1-го стана со становой квартирой в местечке Севериновка. В 1-й стан, помимо Гольдендорфской волости, были включены также Севериновская, Ильинская, Кутровская. Бельчанская, Большая Буялыкская, Кубанская и Мало-Буялыкская волости.

Возвращаясь к теме удовлетворения религиозных потребностей немецких переселенцев, следует сказать, что ещё 10-го июля 1839-го года община колонии Гильдендорф подала в Одесский Евангелическо-Лютеранский церковный совет и Попечительский совет колонистов прошение быть причисленными к Одесскому евангелическому приходу. Однако консисториальный советник Гринбаум, пробст Первого округа Евангелических церквей Южного края Российской Империи (пробст — в некоторых национальных лютеранских церквях — старший пастор в определенном географическом регионе, подчинённый епископу) считал, что для отправления религиозных треб в колониях Ново-Фриденталь, Гелененталь и Гильдендорф определить особого пастора, который постоянным местом жительства мог бы иметь Гелененталь. Гильдендорфцы не согласились с этим и 5-го декабря 1839-го года отправили объяснение церковному начальству, в котором говорилось, что Одесский церковный приход отстоит от Гильдендорфа на 15 вёрст, в то время как колонии Фриденталь и Гелененталь — на расстоянии 50 и 60 вёрст соответственно, поэтому причисление к этому приходу, равно как и к приходу Рорбах принесёт гильдендорфцам множество издержек и затруднений.

В продолжение рассмотрения гуманитарного аспекта в жизни немецкой колонии Гильдендорф, следует указать, что немцам традиционно была присуща высокая грамотность, поэтому неудивительно, что уже в 1830-м году, то есть, вскорости после массового заселения села, в нём была открыта школа, и практически все дети Гильдендорфа были охвачены школьным образованием. Так, в 1870-м году на 1261 жителя Гильдендорфа насчитывался 171 учащийся, причём, что было нехарактерно для многих народов Российской Империи, учились как мальчики (88 человек), так и девочки (83 человека). В этом году в школе было два учителя, которые вместе получали 400 рублей жалованья, а все денежные средства школы составляли 436 рублей 66 копеек.

По поводу предметов, изучавшихся в колонистских школах, архивный источник сообщает: «В немецких и болгарских колониях находится сельских 47 школ, в них обучаются: чтению, чистописанию, первым четырём действиям арифметики, пению хором и закону Божию, в болгарских школах обучают русскому языку, а в немецких — одному немецкому».

Статистический портрет колонии Гильдендорф в 1882-м году выглядел так: в селе насчитывалось 139 дворов, 436 жителей мужского и 432 — женского пола, всего 868 человек. Занимались: 705 человек — хлебопашеством, 6 — торговлей,  112 — ремеслами, 44 — иными видами деятельности.

Таким образом, население Гильдендорфа в 1882-м году по сравнению с 1870-м заметно сократилось — с 1261 человек до 868 человек (а в 1879-м году оно вообще составляло 624 человека, 316 мужчин и 308 женщин, то есть вдвое). По всей видимости, этот факт можно объяснить лишь значительными миграциями из Гильдендорфа, но об их характере и направленности мы в настоящее время ничего не знаем. Можно лишь предположить, что они обусловлены аграрным перенаселением и изменением социального статуса бывших колонистов. Учитывая, что очень большой процент населения в селе традиционно занимался ремёслами, а также тесные связи гильдендорфцев с лютеранской общиной Одессы, уместно выдвинуть гипотезу о том, что часть немцев, испытывая трудности с занятиями сельским хозяйством, переориентировались на ремесленное производство и со временем перебирались в город. Известно также, что после отмены колонистских льгот часть немцев эмигрирует за границу. Возможно, что среди них были и гильдендорфцы. В связи с этим, следует отметить значительный процент населения села, связанный не с аграрным производством, а с другими видами занятий.

Реформа и отмена льгот повлияли также на конфессиональный и этнический состав колонии Гильдендорф. Так, в 1882-м году конфессиональный состав колонистов был следующим: 774 протестанта (лютеранина), 47 православных, 24 еврея (иудаиста), 23 человека иных вероисповеданий (сектанты, раскольники).

В 1896-м году был издан справочник «Список населённых мест Херсонской губернии», в котором про Гильдендорфскую волость говорилось следующее. «Площадь — 49,8 кв. вёрст, дворов 129, жителей 869». Про саму же колонию Гильдендорф справочник сообщал следующее. Гильдендорф — немецкая колония. В Гильдендорфе располагалось волостное правление. Имелся евангелическо-лютеранский молитвенный дом, действовала школа, в которой училось ровно 200 учеников. Важным предприятием Гильдендорфа оставалась паровая мельница, которая давала продукции на около 10 тысяч рублей. Кроме того, в селе было 4 лавки и корчма. Расстояние до ближайшего уездного города и станции железной дороги — Одессы — 15 вёрст. Расстояние до ближайшей земской почтовой станции Малый Буялык было около полуверсты.

Таким образом, население Гильдендорфа не выросло и до конца века. Вместе с тем, Гильдендорф носил своеобразный городской облик, учитывая значительное количество заведений в нём, а также большое количество жителей, занимающихся не сельским хозяйством, а ремёслами, торговлей, другими видами деятельности, вместе с небольшой численностью населения.

Продолжение читайте здесь 

Олег Зиньковский

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!



КОММЕНТИРОВАТЬ:


КОММЕНТАРИИ: