Как начиналась Красноселка

25.01.2016    560 0
Как начиналась Красноселка

Часть 3. СТАНОВЛЕНИЕ

Будущие гильдендорфцы в местах своего первичного поселения входили в Березанский колонистский округ, после же образования колонии Гильдендорф составили отдельный, самостоятельный колонистский округ, включавший только одно их село. Административно Гильдендорфский колонистский округ, как было говорено выше, входил в Одесский уезд Херсонской губернии, а подчинялись немецкие колонисты сначала Одесской конторе иностраннных поселенцев при Попечительном комитете об иностранных поселенцах Южного края России, а в дальнейшем, в 1833-1871 гг. — непосредственно Попечительному Комитету.

Перед переселением в Гильдендорф во Фридрихстале числилось 43 семьи, 98 мужчин и 93 женщины, Штутгарте — 42 семьи, 107 мужчин и 102 женщины, Ватерлоо — 37 семей, 85 мужчин и 92 женщины. Однако часть колонистов не прижилась в Гильдендорфе и возобновила в 1834-м г. поселение Ватерлоо.

Таким образом, в конечном итоге в Гильдендорфе осталось ¾ от первоначального населения, поскольку в 1839-м году здесь числилось только 90 семей.

По данным 10-й ревизии в 1859-м году в колонии Гильдендорф числилось 5243,2 десятин удобной земли. Население её состояло из 87 семей, наделённых землёй, в которых числилось 442 души мужского пола и 26 безземельных семей, включавших 75 душ мужского пола. Всего, таким образом, 113 семей и 517 мужчин. На одну душу причиталось 10,1 десятина надела земли. Следовательно, колонисты были достаточно неплохо обеспечены землёй — главным источником благосостояния в то время. Из иных источников нам удалось узнать, что на тот год в селе имелось 92 двора, 517 душ мужского пола и 537 — женского, всего 1054 человека.

Зато уже в 1870 год, всего лишь за год до реформы, лишившей колонистов привилегированного статуса, в селе числился 1261 житель.

Несмотря на то, что в архивных документах можно столкнуться с определением «недостаточность состояния» колонистов, следует осторожно относиться к таким фактам и не стоит понимать их буквально. Значительные наделы земли, предоставленные государством льготы и высокая трудовая этика, вероятнее всего, весьма скоро привели к значительной состоятельности гильдендорфцев. Косвенно об этом может свидетельствовать жалоба от управляющего Марьевской экономией, находившейся на границе с землями колонистов, поступившая уже в 1830-м году и сохранившаяся в Одесском архиве.

В жалобе отмечается, что поселённые смежно с землёю этой экономии немцы Гильдендорфа, имея жилища свои близ самой межи, ежедневно выпускают, особливо в ночное время, весь свой скот: коров, телят, лошадей на дачу Марьевскую так, что нет никакой возможности, не имея там специальных сторожей, возбранить им сие самовольство, так как Марьевская экономия на будущую весну намерена там делать свои посевы, то по привычке соседей сиих выпускать скот на чужую землю произойдут оттого ежедневные ссоры и жалобы.

Весьма и весьма способствовало росту благосостояния жителей колонии её удобное географическое положение — вблизи крупного динамично развивающегося города и порта Одесса. Кроме того, Гильдендорф располагался на транзитной или торговой, как они тогда назывались, дороге Одесса — Ананьев, идущей от Одессы (а именно — от бывшей Херсонской таможни) через Гильдендорф мимо села Кубанка, через хутора Шомполы, Яков и Никшича, где она разделялась на две ветви, одна из которых шла к местечку Демидовка Тираспольского уезда, а вторая — к Березовке Ананьевского уезда.

Занимались колонисты сельскими хозяйством, в меньшей степени — ремёслами. В аграрном производстве доминировало земледелие — сеяли, прежде всего рожь, ячмень, гирку (разновидность яровой пшеницы), значительное внимание уделялось виноградарству, овощеводству и садоводству. Важное место также уделялось и животноводству: немцы славились коневодческими традициями, разводили крупный рогатый скот, свиней, а вот овцеводство, как в соседних болгарских сёлах, широкого распространения так и не получило.

Впрочем, имелись и трудности в хозяйственной деятельности колонистов. Из архивных документов известно про «чёрный» 1833-й год — жесточайшая засуха вызвала сильнейший неурожай; эпидемия холеры 1848-го года; трудности Крымской войны 1853-1856 гг., прочие стихийные бедствия и невзгоды. В сложных природно-географических условиях (безлесье, недостаток влаги, сопряжённые с таким явлением, как зона рискованного земледелия), значительно отличающихся от таковых в Германии, им пришлось осваивать методы обработки целины, бороться с саранчой, волками, змеями и сусликами, совершенствовать земледельческие орудия и строить дома, используя непривычные местные строительные материалы.

По вероисповеданию все коренные жители колонии были лютеранами. Лютеранство — одно из самых многочисленных (по количеству последователей) течений протестантизма. Лютеранские общины строили свои церкви как правило собственными силами. Они же устанавливали налог для своих членов, направляемый на содержание лютеранских пасторов. Говоря о религиозном аспекте в жизни колонии Гильдендорф, следует отметить, что нам довелось натолкнуться в архивах на информацию или, скорее, легенду, гласившую, что помимо лютеран, в Гильдендорфе проживало также и немало католиков, что весьма вероятно: католики на своей исторической родине представляли меньшинство, нередко притесняемое, что и послужило для них мотивом податься в дальние края. Также легенда гласила, что даже географически жизнь колонии Гильдендорф была поделена по религиозному принципу: на одной стороне глубокого оврага, разделяющего село на две части, селились католики (якобы на стороне, прилежащей к Куяльницкому лиману), а на другой — протестанты-лютеране. Так ли это — вряд ли уже удастся когда-либо установить...

Продолжение читайте здесь 

Олег Зиньковский

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!



КОММЕНТИРОВАТЬ:


КОММЕНТАРИИ: